/Почитай прежде чем смотреть «Атлантика»: Ей не страшно

Почитай прежде чем смотреть «Атлантика»: Ей не страшно

В российском прокате и на Netflix вышел фильм «Атлантика», получивший Гран-при в основном конкурсе Каннского кинофестиваля. Рассказываем, как в этой франко-сенегальской картине мистика пропитывает обыденный мир.

«Атлантика» / Atlantique / Atlantics (2019)

Режиссер: Мати Диоп
Сценарий: Мати Диоп и Оливье Деманжель
Оператор: Клер Матон
Продюсеры: Реми Бура, Оливье Пере, Жин-Ив Рубин и другие
Дистрибьютор в России: Russian World Vision (в прокате с 28 ноября)

«Атлантика» — режиссерский дебют в полном метре актрисы с сенегальскими корнями Мати Диоп, получивший в Каннах Гран-при жюри, вторую по значимости награду фестиваля. При этом фильм едва ли можно назвать типичным образцом фестивального кино. «Атлантика» существует в своем собственном измерении вне жанровых и кинематографических конвенций, на стыке разных течений, образуя свое собственное море, в котором есть несколько противоречий, сливающихся в ласковой и причудливой гармонии.

В пересказе сюжет похож либо на мыльную оперу, либо на классику индийского кинематографа. Ада живет в пригороде Дакара и вот-вот выйдет замуж за нелюбимого, но богатого Омара. Ее настоящий возлюбленный, бедняк Сулейман, ушел в море и вряд ли вернется. Но стоит вглядеться в эту историю, как открываются горизонты авторской социальной драмы о жизни в странах третьего мира. Тот самый Сулейман уже три месяца не получал зарплаты на стройке (явно из-за скупости владельца), Ада не может найти себя в мире строгих патриархальных обычаев и традиций вроде многоженства, а полицейский вынужден прибегать к жестким мерам для раскрытия дела о поджоге. Только зритель успевает поддаться видимому течению, как фильм накрывает волной мистики и фольклора о силах природы. И в этот же момент вся угнетающая социальная проблематика оборачивается древней легендой, своего рода былиной о моряках и тех, кто остался ждать их на берегу.

Согласно философу Юджину Такеру, искусство (а в данном случае кино) осталось последним пристанищем для потустороннего, не познанного человеком. В фильме Диоп то самое «по-ту-стороннее» существует по эту сторону и выглядит такой же обыденностью, как чистка зубов по утрам. Пренебрегая правилом «незнакомое и необъяснимое по определению страшно» не только в сюжете, но и в киноязыке, она выводит одержимость духом в поле рациональных ежедневных опасений: «Прикрой пупок, а то демон через него тобой завладеет». Духи для Диоп не столько метафора или загадочная субстанция, сколько материализация мысли и осязаемая сила, способная воздействовать там, где беспомощны полиция и повседневная человеческая речь.

Сочетание обыденных интонаций на всех уровнях фильма рождает магическое по своей силе высказывание, благодаря музыке становящееся и вовсе гипнотическим. В оптике веры и мистических допущений преображается все, чего касается волшебный свет или же волшебная тьма: створка окна, узкая улица, свадебное платье. Диоп обращается к земле, морской воде и соленому ветру, традициям и корням, молодости и первой любви, и все это помещает в своего рода пустой сосуд — Аду. Девушка застыла на пороге принятия судьбоносных решений перед инициацией, и ее юность в один момент окрасилась множеством цветов из разных палитр.

Мир Ады и сама героиня состоят по большей части из ее представлений об этом мире и чужих представлений о ней. И вот на море наступает шторм, в котором в едином порыве смешивается все, что Ада чувствовала и знала: отчий дом, подруги, цена денег, босые ноги на песке и запах моря, народные легенды и верования. Вооружившись пережитым и воображаемым опытом, она делает шаг навстречу себе самой, и ей больше не страшно.

Читайте также:

Рецензия на фильм «Маяк»

loading...