/Почитай прежде чем смотреть «Иди к папочке»: С батей по пьяни сцепились

Почитай прежде чем смотреть «Иди к папочке»: С батей по пьяни сцепились

До российского проката добрался «Иди к папочке» — тепло принятый критиками новый хоррор с Элайджей Вудом от ветеранов жанра. Удивляемся новым талантам старых знакомых и горячо рекомендуем не пропускать фильм.

«Иди к папочке» / Come to Daddy (2019)

Режиссер: Ант Тимпсон
Сценарий: Тоби Харвард
Оператор: Дэниэл Кац
Продюсеры: Дэниэл Бекерман, Тоби Харвард, Кэти Холли и другие
Дистрибьютор в России: Magic Film Company (в прокате с 27 февраля)

«Слышали в новостях про тех опасных мутантов? Я худший из них», — так Пиро из «Людей Икс 2» встречал зарвавшихся полицейских, которые даже не представляли, что их ждет. Эта характеристика идеально подходит команде фильма «Иди к папочке». Сыгравший главную роль Элайджа Вуд в последние годы стал одним из символов американского жанрового инди: «Маньяк» (2012), «Кутис» (2014), «В этом мире я больше не чувствую себя как дома» (2017) — список можно продолжать. Ант Тимпсон, снявший «Папочку», прославился как продюсер безудержного жанрового кино: это он отвечал за «Привязанных к дому» (2014), «Турбо пацана» (2015) и «Сального душителя» (2016). Сценарий фильма по идее Тимпсона написал Тоби Харвард, тоже работавший над «Душителем». Команда справилась как надо: «Иди к папочке» соединяет абсурдистский хоррор с напряженной драмой и делает это иронично и стильно.

Где-то в глуши останавливается рейсовый автобус: Норвал (Вуд), вечный мальчик и стереотипный хипстер, приехал к отцу. Через густой лес прямо на берег моря, по камням к заветному бунгало. Когда Норвалу было пять, отец оставил их с матерью и больше не появлялся, и вдруг — письмо. Дверь открывает матёрый мужик Гордон, похожий на старого пирата (Стивен МакХэтти). После недолгого знакомства он начинает подначивать Норвала, сомневаясь в его мужественности и словно проверяя. Робеющий перед отцом герой не знает, как реагировать, но эта психологическая игра — меньшее из зол, с которыми ему придется столкнуться.

Не будем притворяться: зрителей ждет твист, и все окажется не так просто, как казалось сначала. Фильм Тимпсона отчетливо делится на две части: до и после. В первой режиссер мастерски выстраивает неуютную драму о пропасти между родными и парадоксах самоидентификации. Норвал и Гордон — словно два полюса, которым приходится сойтись вдали от цивилизации. Мягкотелый вежливый главный герой робеет перед мачизмом отца. Общий язык найти не получается, но и разойтись не так просто: противоположности притягиваются. Тимпсон и оператор Дэниэл Кац филигранно выписывают сцены диалогов: тени, ракурсы и зеркала оказываются красноречивее слов. Норвала очевидно завораживает животная энергия отца, а тот, несмотря на свое демонстративное презрение, чувствует в юнце что-то родственное.

После внезапного твиста начинается абсурдистский хоррор, где черного юмора не меньше, чем насилия. Здесь фильм продолжает ту же традицию американского инди, что и «В этом мире я больше не чувствую себя как дома», где тоже играл Вуд: гротескные образы, комизм против пафоса, абсурдные повороты сюжета. Норвалу, маменькиному сынку и паиньке, приходится пройти через горнило насилия и извращений, чтобы уберечь семью. Спойлер: Привычного преображения героя из жертвы в охотника не будет: Тимпсон честно показывает Норвала растяпой до самого конца, и только удача (и незакрытый гештальт) спасает его от провала.

Не меньше жанровых упражнений режиссера интересуют отношения поколений. На первый план здесь выходит конфликт ценностей: безрассудная маскулинность отцов против сознательности и цивилизованности детей-миллениалов. Спойлер: Оба «отца», и Гордон, и Брайан (Мартин Донован), принуждают Норвала к насилию: один провоцирует, другой просто ставит перед фактом: не убьешь их — убьют нас. Но главный герой — дитя уже совсем другого мира: жестокость, расчетливость и другие хищнические качества он утратил почти безвозвратно. Вся вторая половина фильма — это испытание Норвала в подпольном мире отцов, где не продохнуть от перегара, перверсий и немотивированного насилия. Вся эта концентрированная маскулинность выглядит до смешного преувеличенно: ясно, что в нашем осторожном и вежливом мире белая ворона — не Норвал, а все эти самоуверенные садисты.

Но здесь 53-летний Тимпсон избегает однозначности. Пусть прошлое поколение сплошь негодяи, но они свое дело знали. Норвал же — пустышка: он ничего не умеет и только врет, притворяясь артистом, но даже здесь не может определиться. Хипстерский (в худшем смысле) вид героя подтверждает опасения. Норвал беспомощен и неуклюж, и только сверхцель не дает ему погибнуть.

Тема воссоединения семьи, которой захвачен герой, — гордость и рана режиссера, которая и отличает «Иди к папочке» от собратьев по жанру. Несмотря на стилистические скачки и сильную жанровую основу, фильм не распадается на череду ярких эпизодов: это трогательная, местами смешная, местами пронзительная история о вечном мальчике, который хотел вернуть семью. Идея пришла к Тимпсону после того, как ушел из жизни его отец, «Иди к папочке» — своего рода хулиганское посвящение семье режиссера. Лучше не придумаешь: такой ядреный коктейль из нежности и безумия наверняка пришелся бы Тимпсону-старшему по вкусу.

loading...